Дед Валериан, тетя Дуся и Сталин

Репортаж по памяти

Мой дед, Валериан Егорович Хлебников, походил на актера Бабочкина в роли Чапаева. Так же подкручивал усы вверх и обладал тем мудрым народным мировоззрением, которое легко компенсирует недостаток образования.

На фронт он ушел в декабре 1941-го. Воевал в Заполярье минометчиком. Получил две контузии, несколько медалей — в том числе «За отвагу» — и орден Красной Звезды. Демобилизовался в 1946-м.

Никакой армейской карьеры не сделал. Уходил рядовым, вернулся рядовым. Впрочем, и на гражданке, едва — ввиду смекалистости — у него начинался «карьерный рост» (например, его избирали председателем колхоза), он говорил «дерьма-то!» и уходил в охотники или печники. Большевиков всегда презирал и называл ворами.

Поскольку вырос в староверской семье, когда уходил на фронт, считался старовером, а вот вернулся с войны убежденным евангелистом. Мотивировал смену конфессии следующим образом: «Они (староверы. — О.Х.) читают божественные книги и ничего не понимают (потому что на самом деле не знают церковнославянского.О.Х.), а тут ведь, парень, надо в точности понимать!»

А свои фронтовые медали…

Дед на блесны медали пустил,
за нехваткой другого металла.
И в хозяйстве сгодились медали —
сколько щук он на них наловил!

До чего же зубасты — нет сил! —
эти щуки: как фрицы какие.
Две контузии дед получил
за награды свои дорогие.

Вот и мог из медалей своих
делать блесны — да хоть бы грузила!..
Что ж ты, бабушка, так боязливо
вместе с удочкой прятала их…

 

Наверно, потому что никогда не хотел быть даже маленьким начальником, Валериан Егорович Хлебников не попал под каток сталинских репрессий. Ну и плюс к тому — везение и нелояльная власти староверская среда, в которой он жил и, не таясь, называл Сталина «говноусым». Кстати, подтверждая свидетельство Виктора Астафьева, дед говорил мне, что в его части, поднимаясь в атаку, «За Сталина!» никогда не кричали.

Валериан Егорович Хлебников

А вот дочь Валериана Егоровича, Евдокия, старшая сестра моего отца Тетьдуся, от «говноусого» пострадала…

На фронт она ушла 18-летней добровольно, в 1941-м. Служила переводчицей при штабе полка, так как хорошо знала немецкий. В 1942-м в Краснодарском крае ее полк попал в окружение, а она вместе с сотнями солдат и офицеров — в плен.

Немцы отправили ее в Германию. Там она работала на «бауэра» (германского фермера) вместе с еще двумя русскими. И однажды они затеяли побег, который удался. Несколько дней скрывались в лесах. Голодали. Наконец вышли к какой-то деревне. В крайнем доме этой деревни было открыто окно — на подоконнике остывал противень с выпечкой. Удержаться было невозможно… Так они и попались.

И после этого Евдокия угодила в Дахау.

Потом она не раз говорила, что благодарна своей фамилии, которая по немецкому алфавиту оказалась в конце списка, и из-за педантичности немцев очередь до нее (до газовой камеры) не дошла. В плену Евдокия пробыла три года. Освободили американцы. Предлагали уехать в США. Отказалась.

И — вот самое удивительное! — у особистов не оказалось к ней особых вопросов: слишком известными и очевидными были обстоятельства пленения. В результате — тоже чудо — она довоевала в своей же части. Дошла до Болгарии. Там и демобилизовалась в 1946 году.

А по дороге домой познакомилась с раскудрявым солдатиком-баянистом. Влюбилась. Но вскоре баяниста взяли как власовца, хотя в РОА он никогда не состоял, а только воевал в той самой, 2-й ударной, армии Власова. Но тогда не разбирались… А потом в 1947 году арестовали и Евдокию — вроде как за анекдот (хотя возможно — за связь с «власовцем»)…

Оказалась она на Колыме, где и провела восемь лет.

Ее младший брат, мой отец, всегда говорил, что самым большим подвигом Дуси считает то, что после Дахау и Колымы она сумела родить двоих детей — моих двоюродных брата и сестру.

Что касается тетки моей, то она
пострадала за анекдот.
Весела была тетка! Даже война
не заткнула ей вовремя рот.

В это время любили тихонь и тех,
кто втихую тихонь не любил.
Анекдоты любили смешные. Смех
в это время раскатист был.

Этот смех раскатывался на всю страну —
от Коломны до Колымы…
Выстояли Отечественную войну,
полегли в гражданскую мы.

Поделиться

© Новая газета, 2016.
Все права защищены