Минутное свидание в войну

Не раз я представлял себе то мгновение у Ильинских ворот и ночную встречу семьи. Они случились до моей жизни, но стали ее частью

Николай Николаевич Градов, учитель, был призван Талдомским райвоенкоматом Московской области 1 августа 1941 года. Пешим порядком вместе с другими призывниками направлен в Гороховецкие лагеря. На фронт попал под Смоленск с маршевой ротой в мае 1942 года, после того как директивой Ставки ВГК №170361 от 7 мая 1942 года Западному и Калининскому фронтам предписывалось разгромить ржевско-вяземскую группировку противника и захватить Смоленск. Этим замыслам не суждено было сбыться, а Смоленское сражение развернулось в июле. По пути на смоленские рубежи и произошло свидание, о котором я хочу рассказать.

9 мая 1942 года супруга Н.Н. Градова, учительница Анастасия Васильевна, получила от мужа открытку и, еще не читая, выдохнула: «Жив!..» Николай Николаевич писал, что будет проездом в Москве такого-то числа, примерно в такое-то время и назначил встречу на трамвайной остановке у Ильинских ворот.

Анастасия Васильевна задумалась: что делать? Билет на поезд не купишь «без справки». Попросила в школе командировку. Найди себе замену — дадим. Где же найдешь среди не уехавших в эвакуацию учителей? Не будем описывать все трудности, но командировку ей выписали.

Приехали в Москву с дочкой Наташей. Заранее пришли на остановку к Политехническому музею. Проходит один трамвай, другой, третий…

Николай Николаевич Градов

Вот он! Наконец-то… Николай Николаевич спрыгивает с подножки. Они бросаются друг к другу. Потекла самая длинная минута в их жизни. Сколько она вместила: объятия, поцелуи, вопросы, извинения, что не удается задержаться даже на час, что вот привез сверточек, взгляды, старающиеся запомнить навсегда, опять объятия… Раздается трамвайный звонок, Градов вскакивает на подножку, машет… У женщин на глазах слезы…

В свертке оказался кусок сала — царский подарок! Хотя Николай Николаевич и перечислял жене по аттестату 600 рублей, но на деньги уже практически ничего купить было нельзя, продукты из магазинов исчезли. Люди ходили по деревням, меняли вещи на продукты, за деньги никто не продавал.

В свертке оказался кусок сала — царский подарок!

После Смоленска Н.Н. Градов в составе 169-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона (ОПАБ) попал на Сталинградский фронт, затем к Ростову-на-Дону. На реке Миус немецкими войсками был создан сильно укрепленный оборонительный рубеж (Миус-фронт), который они удерживали с декабря 1941-го по июль 1942-го и с февраля по август 1943-го. В августе 1943-го рубеж был оставлен в результате общего отступления вермахта на рубеж Днепра. Бои были тяжелые. Миус-фронт существенно задержал продвижение Красной армии на южном направлении: если Ростов-на-Дону был освобожден в феврале 1943-го, то Таганрог — лишь 30 августа 1943-го.

Из наградного листа:

«Во время боев на реке Миус в районе Матвеев-Курган на рубеже Ряженое — Садовский 25.8.43 года капитан Градов был ранен, но несмотря на ранение не ушел с поля боя, продолжал оставаться в боевых порядках подразделения до конца боя, показывая личным примером мужество и отвагу, воодушевляя бойцов на борьбу с врагом».

 

Крым, Сиваш, освобождение Севастополя — этот героический путь заслуживает отдельного рассказа.

Из наградного листа:

«10.4.44 года во время прорыва обороны противника в Крыму на Сиваше капитан ГРАДОВ, находясь в боевых порядках штурмовых групп, личным примером увлек подчиненных на форсирование Сиваша. Под сильным пулеметно-артиллерийским огнем подразделения, где находился в то время тов. ГРАДОВ успешно форсировали Сиваш и своевременно овладели Чонгарским мостом и переправой… За проявленное бесстрашие и мужество при форсировании Сиваша и поднятие боеспособности батальона капитан Градов достоин Правительственной награды — ордена “Красная Звезда”».

 

Пришла Победа! И прошли еще месяцы…

5 января 1946 года в час ночи поезд из Москвы подошел к перрону подмосковного городка Талдом. Капитан Н.Н. Градов сошел с поезда и не увидел никого, хотя телеграмму о своем возвращении давал.

Добрался до квартиры, привычно постучал. Анастасия Васильевна сразу узнала знакомый стук, но недоверчиво спросила: «Кто? »

— Я прибыл, — ответил родной голос.

Впускает мужа Анастасия Васильевна и не верит, всматривается в лицо.

Дома! Конец войне.

А телеграмма пришла еще только через четыре дня.

Много раз я представлял себе, снова и снова переживал ту долгую минуту у Ильинских ворот и ночную встречу семьи, которые случились еще до моей жизни, но удивительным образом стали ее частью.

Я внук Николая Николаевича и Анастасии Васильевны Градовых, сын их дочери Наташи.

Поделиться

© Новая газета, 2016.
Все права защищены